Сайт функционирует на базе автоматизированной системы «Типовой сайт комитета Государственной Думы Федерального собрания РФ».

Закрыть

сегодня 05 июля воскресенье

Комитет Государственной Думы по аграрным вопросам

Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации

ОТ ЛЕСНОГО УЩЕРБА К ЛЕСНОМУ БОГАТСТВУ

03.03.2020

Из выступления Председателя Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам, академика РАН В.И.Кашина на пленарном заседании Государственной Думы по проекту федерального закона № 470635-7 «О внесении изменения в статью 29 Лесного кодекса Российской Федерации» (в части введения временного косвенного запрета на экспорт деловой древесины хвойных пород)

 

Фракция КПРФ выступает в поддержку данной законодательной инициативы, но необходимо ее рассматривать и в более широком смысле. Ведь по сути затрагиваются проблемы, которые стали институциональными, они не решаются из года в год.

Что касается лесовосстановления, производства посадочного материала – разве это новый вопрос?

Начиная с 2010 г., площадь сплошных рубок устойчиво превышает площадь лесов, на которых осуществляется лесовосстановление. За последние 7-8 лет накопленная площадь невосстановленных вырубок составила около 1,5 млн га. (это без учета площади выбытия лесов в результате пожаров, воздействия вредителей, болезней леса и иных причин).

Нам регулярно официально рапортуют, приводят статистические данные, свидетельствующие о достижении баланса между выбытием лесов и лесовосстановлением. С одной стороны, действительно, по данным статистики, площади растут. Но это «лукавые цифры». Если проанализировать качество лесовосстановления, в целом по Российской Федерации лесовосстановительные работы проводятся на площади около 1 млн. га, но при этом лесные культуры создаются только на пятой части. У нас соотношение искусственного и естественного лесовосстановления – примерно 20% к 80%, а в передовой с точки зрения лесоуправления Финляндии, например, наоборот, 80% на 20%. К сожалению, основным способом восстановления лесов у нас остается содействие естественному возобновлению, при этом мы видим, что динамика искусственного лесовосстановления отрицательная за последние несколько лет.

Далее, следует вспомнить о том, что в лесном хозяйстве СССР имелось более 11 тысяч лесных питомников, ежегодно выращивалось более  7 млрд. сеянцев и 150 млн. саженцев более чем 120 видов древесных и кустарниковых пород.

А что происходит сегодня? По сравнению с тем периодом мы в разы снизили объемы подготовки посадочного материала. Не лучше ситуация и с лесным семеноводством. Доля селекционно улучшенных семян, заготовленных на лесосеменных плантациях, составляет около 3 % от общего объёма заготовки.

Все эти темы нельзя рассматривать в отрыве от лесопользования, в частности, реализации приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов, которые уже стали притчей во языцех. На льготных основаниях передаются площади, лесные ресурсы, под конкретный перечень условий, включая создание перерабатывающих производств и инфраструктуры, обязательное лесовосстановление. А что на практике?

Сегодня заявлено около 150 проектов, но за 10 лет из перечня проектов было исключено по разным основаниям, связанным с невыполнением инвестиционных обязательств, 65 – т.е. более трети всех проектов! Но древесина этими горе-инвесторами была уже срублена, вывезена, продана, средства выведены в офшоры, ни о каком лесовосстановлении нет и речи. Страна понесла миллиардные убытки, включая экологические потери.

Да и остальная аренда лесов не приносит отрасли доходности, той, что была еще в советские времена, когда лесное хозяйство было на третьем месте  по доходности для бюджета, следующей отраслью после нефтегазовой в этом смысле. О пятнадцати до тридцати раз больше кладут себе в карман арендаторы (в зависимости от качества и породности леса), чем получает государство, предоставляя доступ к ресурсу. Не нужно ехать в Иркутск, можно посмотреть на центральные регионы  - Владимирскую, Рязанскую области, в которых остро стоят вопросы лесосбережения прежде всего в силу экологической обстановки. Но тоже ничего не делается латифундистами от леса, которые ни копейки не вкладывают, а только перепродают лес на корню тем фермерам или хозяйствам, которые испытывают реальные потребности в древесине. А кто эти латифундисты, тоже известно – приближенные региональных властей, коррупционная составляющая налицо.

Мы убеждены, что вопрос ценообразования – сегодня центральный, он лежит на поверхности. Если будет адекватное ценообразование, баланс интересов лесопользователей и государства, паритет в вопросах доходности всех субъектов лесных отношений – найдутся деньги и на лесоохрану, и на инфраструктуру, и на лесовосстановление, и на возрождение лесных поселков и деревень, развитие сельских территорий.

Надо выстраивать и правоприменение. Ведь мы обеспечили принятие ряда важнейших законодательных инициатив в области рационального использования и сбережения лесов. Это и 415-й Федеральный закон, и 455-й,  206-й,  250-й,  27-й, 218-й, и 353-й, и 143-й и 77-й Федеральные законы.

С помощью них нам удалось заложить законодательные основы контроля за оборотом заготовленной древесины, создать правовые условия снижения масштабов незаконных рубок лесных насаждений и более эффективного осуществления лесохозяйственных мероприятий через специализированные госучреждения.

Мы определили законодательные стимулы к развитию арендных отношений и улучшению экономического климата в лесной отрасли, упростили доступ малого и среднего бизнеса к заготовке древесины на основании договоров купли-продажи, значительно повысив потенциал вклада этих предприятий в экономику.

Мы усовершенствовали правила проектирования и предоставления лесных участков, скорректировали систему мероприятий по защите лесов, в том числе сократив сроки подготовки и осуществления мер санитарной безопасности в лесах и борьбы с вредителями леса, а также устранив коллизии и пробелы в правовом регулировании проведения лесопатологических обследований и установив общественный контроль за назначением санитарных рубок.

Кроме того, мы существенно развили и детализировали правовые основы возмещения вреда, причиненного лесам вследствие лесонарушений, впервые увязав это не только с гражданско-правовой, но и с экологической ответственностью, внедрили нормы о защите лесов от загрязнения и иного негативного воздействия, закрепили и усилили правовой статус органов, отвечающих за борьбу с лесными пожарами, обязали лесозаготовителей подтверждать легитимность рубок материалами фото-, видеофиксации и дистанционного зондирования, ввели реестр недобросовестных арендаторов лесных участков.

Мы внесли значительную лепту в упрочнение экологического правового каркаса, дополнив законодательство механизмом создания лесопарковых зеленых поясов.

Мы расширили пределы многоцелевого использования лесов, дополнив возможностью предоставления лесных участков для целей товарного рыбоводства (аквакультуры).

Нашими поправками в лесное законодательство введены институты лесных конкурсов для переработчиков, осуществляющих «глубокий» передел лесного сырья.

Иными словами, правовой каркас рационального лесопользования сегодня есть, он создан. Необходимо стимулировать его эффективное применение.

Министерству сегодня одному сложно реализовать все стоящие перед ним задачи. И здесь мы готовы подставить Министру парламентское плечо. Предлагаем создать межфракционную рабочую группу по лесным вопросам, в которой отрабатывать и находить приемлемые (и не только правовые) варианты решения  тех проблем, о которых сказано выше и которые сегодня справедливо ставит рассматривая законодательная инициатива.

 

 

видеоматериал

Написать об этом в Вконтакте Написать об этом в Facebook Написать об этом в Twitter Написать об этом в LiveJournal

Оставить комментарий*
ФИО*
Email*
Контактный телефон*
Символы с картинки*

Для получения другой картинки кликните по ней

Наверх